Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мир вокруг нас arrow Апогеем переводческой деятельности Бухараева считаю его перевод Корана

Апогеем переводческой деятельности Бухараева считаю его перевод Корана Печать E-mail
Теме переводческой и просветительской деятельности известного казанского поэта, ученого и философа Равиля Бухараева была посвящена очередная, третья, видеоконференция в рамках проводимых на площадке ИА «Татар-информ» «Бухараевских чтений». Предлагаем читателям краткое изложение беседы, участие в которой принял член-корреспондент Международной экономической академии Евразии, карьерный дипломат, публицист Юлдуз Нуриевич Халиуллин (г.Москва).

Я знал Равиля Бухараева задолго до личного знакомства с ним как переводчика стихов Габдуллы Тукая на русский язык и по некоторым его ранним сборникам собственных стихов. А познакомился во время конференции «Великий Волжский путь» летом 2003 года и затем активно общался с ним в течение 10 лет – в Москве и Казани, Лондоне и Тегеране – на международных конференциях, но, чаще всего, на презентациях его книг в российской столице.

Что можно сказать о Бухараеве в двух словах? Это выдающаяся многогранная личность: поэт, прежде всего, и, вместе с тем, уникальный переводчик, ученый-историк, философ и просветитель. Часто, выступая на презентациях его книг, я начинал с того, что Равиль Бухараев – известный русскоязычный татарский поэт, но ведущие мероприятия, в частности, поэт и переводчик, литературовед Кирилл Ковальджи, меня поправлял: «Нет, Равиль Бухараев – русский поэт». Действительно, литературным кругам Москвы он был известен изначально своими стихами, которые были написаны на русском языке. Хотя у него были стихотворные произведения на венгерском языке (венок сонетов), на английском, и, конечно, на родном татарском.

Равиль Бухараев для меня – это, прежде всего, выдающийся переводчик: с русского на английский, с татарского на английский, и в то же время - с английского на русский. Переводчиков, которые могут переводить крупные произведения с чужого языка на свой, родной, немало, но другое дело - с родного языка на чужой –такие, я думаю, наперечет. Скажем, в советскую эпоху, благодаря переводам с английского Самуила Яковлевича Маршака, мы познакомились в молодые годы с Шекспиром, Бернсом. Но я не знаю, не слышал, чтобы Маршак переводил свои стихи или чьи-либо другие с русского языка на английский. А Равилю Бухараеву это удавалось, и в этом его отличительная черта.

Переводческая деятельность Бухараева отличается еще и тем, что он свое знание английского языка великолепно использовал для перевода фундаментальных трактатов исламской культуры. Это совершенно уникально! Знания Равилем Бухараевым исламской духовной терминологии стоят выше, чем чьи-либо знания в этой области. Он перевел и издал свыше десятка книг – переводов на русский язык фундаментальных исламских трактатов, прежде всего, ахмадийского движения в исламе. И в процессе работы над ними он выработал современную русскую терминологию по исламу. Апогеем его переводческой деятельности в исламской культуре я считаю его перевод священного Корана с английского языка. Он был издан в 2007 году в Москве, в издательстве «Наталис». Особо хочу подчеркнуть, что данное издание Корана, именно благодаря усилиям Р. Бухараева и как переводчика, и как редактора, имеет исключительную четкость и ясность изложения.

Недавно, во время международной конференции в Институте востоковедения в Москве, вручая руководству института именно это издание Корана, я подчеркнул, что его можно сравнить только с изданием священного Корана XIX века, осуществленного профессором Казанского университета Саблуковым (Гордий Семенович Саблуков (1804-1880), тюрколог и исламовед – прим. ред.). Он переиздавался свыше 10 раз. Также в середине XX века было осуществлено хорошо подготовленное в научном плане издание Корана академиком Крачковским. На мой взгляд, самым лучшим изданием Корана нашего времени является тот, который осуществила «команда» во главе с Р. Бухараевым. В этом фундаментальном труде проявилась вся его сущность – и переводческая, и поэтическая, и литературная. По-моему, никто сегодня не в состоянии осуществить подобное. Когда я спросил его, как он добивался максимальной четкости, ясности в изложении сур Корана, он ответил, что, с одной стороны, придерживался русского перевода Саблукова, а с другой, - последнего издания Корана на английском языке.

Р. Бухараев был во всех отношениях блестящим письменным переводчиком. И именно работа над исламскими текстами привела его впоследствии к вере. Он был истинно верующим мусульманином. О том, как он пришел в ислам, Р. Бухараев описал в своей замечательной книге «Дорога Бог знает куда».
На безвременную кончину Равиля Раисовича 24 января текущего года я откликнулся большой статьей в газете «Татарский мир» (№6, 2012) под названием «Везде ничей, без места во Вселенной…» Позволю себе процитировать несколько строк оттуда.

«Он (Р.Б. – ред.) был правоверным мусульманином. В то же время он был твердым сторонником единого объединяющего этот мир начала, всех цивилизаций и религий. За плодотворную деятельность в этом направлении в истекшем году Равиль Бухараев был награжден орденом ЮНЕСКО (ООН).

Велики его заслуги перед татарским народом. Без всякого преувеличения можно сказать, что при содействии Правительства Татарстана Равиль Бухараев вывел на международную арену многие шедевры татарской литературы».
О чем идет здесь речь? Это снова его великолепные переводы. Прежде всего, он перевел и издал на английском языке 12 лет тому назад Антологию татарской поэзии. Затем он пошел назад – перевел и опубликовал на английском поэзию Золотой Орды. И, наконец, он опубликовал в одном из самых престижных лондонских изданий «Глобал Ориентал» свой перевод поэмы «Кыйссаи Йосыф» (Сказание о Юсуфе). Поэмы выдающегося булгарского поэта-гуманиста Кул Гали, являющейся родоначальницей татарской письменной литературы. 800-летие со дня рождения поэта и 750-летие его бессмертного произведения по решению ЮНЕСКО были отмечены в 1983 году. Таким образом, впервые шедевр общетюркской поэзии раннего средневековья стал доступным для англоязычного читателя. Вот в этом, я считаю, огромная заслуга Равиля Бухараева.

Но, пожалуй, самая замечательная, самая глубокая его книга – это «Ностальгия по Откровению». Она стала своего рода итоговым документом о подходах, методах исследования исламской истории и культуры. Первая глава этой книги называется «Об осмыслении немыслимого». Сама постановка вопроса чрезвычайно интересна. Он здесь осуществил уникальный подход к изучению истории ислама. Причем, цель была такова: найти такой подход, чтобы в дальнейшем, опираясь на него, написать историю уже северного ислама. Кое-что он успел сделать в этом направлении, но отрывочно, к сожалению. В чем же уникальность его метода? В том, что он использовал первоисточники, и первым в таковом качестве, всемирно известный историко-социологический трактат Абдурахмана ибн Халдуна «Мукаддима» («Введение», 1375г.), которая была переведена на английский язык в 1960-х годах. Он также руководствовался Всемирной историей Арнольда Тойнби. Но самым главным методологическим источником Равиль Раисович считал священный Коран. Не только в изучении гуманитарных наук, но и наук из области естествознания. И в своей «Ностальгии…» он убедительно это доказывал.

Считаю, что книга «Ностальгия по Откровению» требует проведения отдельной международной конференции в Казани, с целью дальнейшего развития идей Равиля Бухараева. В целях увековечения его памяти необходимо издать 10-томное собрание его сочинений и трудов, а также создать уголок Р.Бухараева в Национальном музее РТ.

18 октября, в день рождения Равиля Бухараева, в Москве планируется проведение научно-практической конференции, посвященной его памяти.

19 Августа 2012 Записала Дания ТЯМАЕВА.
ATI-Times - Обзорно-аналитический проект ИА "Татар-информ"

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук