Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мир вокруг нас arrow Наука в одной отдельно взятой республике

Наука в одной отдельно взятой республике Печать E-mail
Исследовательские институты в Татарстане взяло под свое крыло правительство. К моменту создания Академии наук Татарстана в 1991 году в республике насчитывалось около 700 докторов наук, и этот научный потенциал задал тон и планку требований ко вновь созданной Академии. Первым президентом АН РТ был доктор филологических наук, академик Мансур Хасанов. В 2006 году его сменил крупный ученый, специалист по прикладной химии, доктор технических наук, академик Ахмет Мазгаров, который в июле 2014 года передал свои полномочия доктору физико-математических наук, академику Мягзуму Салахову. Он был избран общим собранием Академии почти единогласно. Об истории и некоторых особенностях работы республиканской Академии наук в беседе с Юлдузом ХАЛИУЛЛИНЫМ рассказывает Мякзюм САЛАХОВ.

– Мякзюм Халимулович, расскажите, пожалуйста, коротко о функциях и структуре возглавляемой вами Академии наук.

– Деятельность Академии наук Республики Татарстан направлена на развитие гуманитарных, естественных и технических наук в республике. Структура и принципы ее функционирования создавались во многом по аналогии с Российской академией наук. Мы выполняем функции координатора научных исследований в республике совместно с вузовскими и отраслевыми научными институтами.

В структуру АН РТ входят семь научно-исследовательских институтов в основном гуманитарного направления и два научных центра (Центр семьи и демографии, Центр исламоведения).

Учредитель нашей Академии – правительство Татарстана, которое обеспечивает финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности Академии. Сейчас в АН РТ – 39 действительных членов, 76 членов-корреспондентов, 31 почетный и 14 иностранных членов.

– Какое вам досталось наследство?

– Отвечая на этот вопрос, я начну издалека. Казань издавна славилась как центр образования и науки. Открытие Казанского университета в 1804 году способствовало зарождению всемирно известных казанских школ математиков, химиков, астрономов, физиков, востоковедов. Гениальный математик Николай Иванович Лобачевский, Василий Павлович Энгельгардт, построивший Казанскому университету обсерваторию, арабист, основоположник восточной нумизматики в России Христиан Данилович Френ, тюрколог Александр Касимович Казембек, основатель лингвистической школы Бодуэн де Куртенэ, химик Карл Карлович Клаус и многие другие, жившие и работавшие в Казани, получили академическое признание. В период до 1917 года в составе Императорской Академии наук насчитывалось 19 академиков и 43 почетных члена из Казани. Казань считался третьим после Москвы и Петербурга научным центром России.

Традиции академических школ были достойно продолжены учеными ХХ века. Уместно вспомнить открытие казанским физиком Евгением Завойским в 1944 году явления электронного парамагнитного резонанса, исследования Семена Альтшулера, заложившего основы квантовой акустики. Была создана лаборатория ядерной физики, начала интенсивно развиваться молекулярная физика, возникла радиофизика, а также стала формироваться школа оптики и спектроскопии. Благодаря работам Александра Ерминингельдовича и Бориса Александровича Арбузовых казанская школа химиков превратилась в крупнейший центр исследования фосфорорганических соединений…

Наследство от академика Ахмета Мазгарова я получил хорошее, но сейчас другие времена и другие условия. Мы, например, должны сегодня проводить научные исследования, направленные на импортозамещение, чего раньше не было. Для этих целей мы создали Центр приоритетных научных исследований.

– В Казани давно работают несколько крупных научно-исследовательских институтов Российской академии наук. Какова их дальнейшая судьба в свете реформы «большой» Академии? Не думаете ли вы взять их под свое крыло?

– Да, речь идет о весьма известных в российских и международных научных кругах институтах, где сосредоточены свои научные школы, руководители которых одновременно являются и академиками Академии наук Татарстана. Они переживают теперь трудные времена, их статус и финансирование пока окончательно не определены. Как будет решаться их судьба, поживем – увидим. Мы внимательно следим за этим процессом и всегда готовы прийти на помощь.

– Расскажите о научных связях АН РТ с российскими научными учреждениями и академиями зарубежных стран.

– Мы исходим из того, что наука Татарстана – неотъемлемая часть российской и мировой науки. Имеем хорошие регулярные научные контакты с учеными Урала, Башкортостана, Тюмени, Якутии и других регионов на основе действующих двусторонних договоров сотрудничества.

Недавно я посетил Астану, где были заключены двусторонние соглашения о совместном научном сотрудничестве с Академией наук Казахстана и международной научной организацией тюркоязычных стран Тюрксой. Будем реализовывать совместные научные проекты через систему грантов.

Хорошие регулярные связи у нашей Академии со многими научными учреждениями Турции. Проводятся постоянные совместные международные конференции в Казани и Стамбуле, правда, главным образом по гуманитарным направлениям.

Недавно АН РТ посетили кубинские ученые. Мы договорились об установлении и развитии научных связей по ряду направлений в свете предстоящего официального визита президента Татарстана на Кубу в конце текущего года.

– Насколько мне известно, в аспирантуре Академии наук Республики Татарстан в настоящее время обучается около 100 аспирантов по 15 специальностям, в том числе по новейшим направлениям физики и биологии. В связи с этим нет ли у вас планов «проталкивать» наиболее одаренных питомцев в научные лаборатории того же «Сколково», в частности в только что открытый там Российский квантовый центр?

– Безусловно, молодые научные кадры должны окунуться в крупные международные научные центры. Мы имеем определенные контакты с некоторыми учеными из «Сколково». В частности, определенные надежды я возлагаю на моего хорошего знакомого физика, профессора Ильдара Габитова, недавно прибывшего из США, который, видимо, в ближайшие три года возглавит одну из ведущих лабораторий упомянутого центра.

– Мне хотелось бы услышать ваше мнение – доктора физико-математических наук, который вынужден теперь заниматься гуманитарными проблемами. По оценкам некоторых английских и американских ученых, за последние 100 лет гуманитарные (история, философия, филология и др.) и точные науки (математика и физика, химия и биология и др.), по существу, развиваются параллельно и практически мало соприкасаются друг с другом. На мой взгляд, к гуманитариям можно отнести писателей и политиков, художников и композиторов. Бах и Бетховен, Вагнер и Чайковский, безусловно, совершенно отдельные глыбы, по сложному творчеству которых и математики могут писать докторские диссертации…

– Наш знаменитый земляк Николай Лобачевский в постулатах своей неэвклидовой геометрии утверждал, что параллельные линии в определенных условиях пространства пересекаются. Я, как воспитанник казанской школы физиков, твердо придерживаюсь именно этих принципов сотрудничества. Свидетельство тому то, что в эти дни, когда мы беседуем с вами, в Академии наук Республики Татарстан одновременно проходят три международные научные конференции: одна гуманитарная, две по новейшим направлениям физики – по искусственному интеллекту и электронному парамагнитному резонансу (ЭПР). В этом году премии имени Завойского по ЭПР вручены профессору Гуннару Енеке из Швейцарии и профессору Томасу Приснеру из ФРГ.   

Юлдуз Халиуллин, Независимая газета , 12.11.14

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук