Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мир вокруг нас arrow Современный ислам

Современный ислам Печать E-mail

Мусульманский мир как центр геополитического притяжения 

islam.jpgЮлдуз Халиуллин - востоковед, дипломат, около 40 лет проработал в системе МИД нашей страны. Он автор ряда книг по вопросам дипломатии, изданных в Алма-Ате, Казани и Москве.

После выхода в отставку и с дипломатической службы им написано около 100 статей на русском и татарском, на английском, на языке народов Индии по самой разнообразной тематике: от современной татарской поэзии до актуальных проблем ядерной физики.

Эта статья Юлдуза Халиуллина написана специально для журнала «Современный Ислам» на основе его выступления на XVI конференции Исламской академии наук мусульманских стран, которая состоялась 25-28 августа 2008 г. в Казани.

На пороге третьего тысячелетия на политической карте мира формируется новая расстановка политических и экономических сил, которая, безусловно, окажет доминирующее воздействие на ход мировых событий в период всеобщей глобализации межгосударственных отношений на всем геополитическом пространстве.

Ведущие политологи мира сходятся на том, что на протяжении XXI века главными действующими субъектами на мировой арене станут США, Китай, Индия, Россия, Япония, а также такие крупные геополитические центры, как Объединенная Европа и Исламский мир. В сущности, они и представляют ведущие мировые цивилизации: христианство (США, Европейский союз и Россия), ислам (57 мусульманских стран, входящих в Организацию Исламской Конференции), конфуцианство (Китай), индуизм (Индия) и буддизм (частично Китай, Япония и Индия).
Попытаемся хотя бы пунктиром очертить этот мир завтрашнего дня под углом выяснения роли и места исламского мира в этом политическом калейдоскопе будущего человечества. При этом следует подчеркнуть, что в силу исторических причин мусульманские государства в истекшем столетии практически не принимали активного участия в процессе формирования основных контуров современной системы международных отношений. Они подключились лишь на стыке веков. Поэтому вполне естественно, что пока никто не ведет политические дискуссии о создании геополитического центра мусульманских государств наподобие Европейского союза. Европейцы шли к этому на протяжении последних пятидесяти лет.

Сегодняшний Евросоюз - крупнейший геополитический центр Евразии, в состав которого входят 27 государств с общим населением 500 миллионов человек и совокупным ВВП порядка 10 триллионов долларов, что вполне сопоставимо с американской экономикой и в два раза превышает ВВП Китая, второй сверхдержавы. Мусульманские государства в своей политике в отношении к Евросоюзу должны учитывать тот фактор, что все эти страны одновременно являются участниками военно-политического блока НАТО, основную силу которого составляют вооруженные силы США. Более того, американские геополитики утверждают, что старая Европа безвозвратно потеряла свою былую пассионарность и без поддержки США не сможет осуществлять свои геостратегические задачи в мире. Правда, европейские политики надеются, что через 10-15 лет Объединенная Европа станет новой сверхдержавой наравне с США и будет активно конкурировать с США на мировых рынках и в сфере международных отношений.

Вернемся к сравнительной оценке мусульманского мира по двум-трем основным параметрам, в частности, по людским ресурсам и экономическому потенциалу. С точки зрения распределения людских ресурсов — главного богатства любого государства — современная международная система не имеет аналогов в мировой истории. Судите сами: из двухсот государств, составляющих международное сообщество, население 110 стран не достигает даже 10 миллионов человек. По существу, половина стран - членов ООН представляет собою мини-государства, не способные самостоятельно обеспечивать свою политическую и экономическую безопасность, гуманитарные права и культурное наследство.

В то же время рядом такие азиатские гиганты, как Китай (1,3 миллиарда человек) и Индия (1 миллиард человек). Причем обе эти страны входят в первую десятку промышленных держав и обладают ракетно-ядерным оружием. В середине нынешнего столетия Индия станет самой населенной страной в мире (более 1,5 миллиарда человек). По своему экономическому потенциалу обе эти державы приближаются к статусу новой сверхдержавы.

Аналогичная картина просматривается и в мусульманском мире. По разным оценкам, сегодня ислам исповедуют от 1 до 1,5 миллиарда человек в 130 государствах мира. Население 22 из 57 мусульманских стран составляет менее 5 миллионов человек, 12 стран - около 10 миллионов человек. Стран с населением от 20 до 30 миллионов человек — менее 10. Крупных мусульманских стран за пределами Азии только две — Нигерия (120 млн) и Египет (70 млн).

Общеизвестно, что значительная часть мусульманского населения проживает на азиатском суперконтиненте - около одного миллиарда человек. Причем половина из них (500 млн) в трех странах индостанского полуострова - в Пакистане, Бангладеш и Индии. В крупнейшем мусульманском государстве - в Индонезии проживает (215 млн) больше мусульман, чем во всех арабских странах вместе взятых.

Этот фактор приобретает большое политическое значение. Во-первых, Евразия занимает осевое положение в общей геополитической плоскости современного мира. Здесь сосредоточено 75% населения планеты, на ее долю приходится 60% мировой ВНП. Существенно и то, что в ее азиатской части сосредоточено 70% известных мировых энергетических запасов. А это означает, что «золотой миллиард» развитых стран в значительной мере зависит от «энергетической подпитки» - поставок нефти и газа из стран АТР и Ближнего Востока.

Во-вторых, Азия и без европейского компонента постепенно выдвигается на передний план мировой политики. Она привлекает пристальное внимание мирового сообщества - от государственных деятелей до научных кругов. СМИ многих стран во весь голос трубят об азиатском экономическом чуде, о своеобразном Ренессансе азиатской цивилизации. Политологами выдвинут тезис о том, что XXI век, несомненно, станет азиатско-тихоокеанским веком. Полагают, что именно здесь развернется ожесточенная конкурентная борьба мировых держав за завоевание крупнейших рынков товаров и услуг. По прогнозам авторитетных экспертов Всемирного Банка, к 2025 году среди пяти крупнейших экономик мира все «почетные места», за исключением США, займут ведущие азиатские державы, причем по объему ВВП они будут расположены в следующем порядке: Китай, США, Япония, Индия, Индонезия.

Возьмем другой важнейший параметр — потенциал экономического развития. К сожалению, по основным экономическим показателям и по уровню жизни населения почти все мусульманские страны далеки от так называемого «золотого миллиарда» развитых стран. По оценочным данным, требующим уточнения, совокупный объем ВВП всех 57 мусульманских стран не превышает трех триллионов долларов, что почти в четыре раза меньше аналогичного показателя США или Европейского союза и составляет лишь половину ВВП Китая.

Мусульманские государства интегрированы в современную систему межгосударственных отношений. Все мусульманские государства являются членами ООН и других международных организаций. Довольно плотно они интегрированы и в мировую экономику. Так, например, почти 90% внешней торговли Саудовской Аравии и ряда нефтедобывающих арабских стран приходится на развитые страны Запада, более половины объема экспорта и импорта Турции приходится на страны Евросоюза и т.д. Это означает, что внешняя политика мусульманских стран не может осуществляться эффективно без учета общих тенденций мировой политики.

Огромный исламский мир, который американские политологи и российские радикалы часто называют «наследниками халифатской империи», становится важным фактором азиатской и мировой политики. После клерикальной революции в Иране и краха коммунистической идеологии численность мусульман в мире превысила 1 миллиард человек, а это означает, что каждый шестой человек на Земле является мусульманином. По территориальной распространенности и по охвату различных рас и наций ислам сопоставим лишь с христианством. Ни одна другая религия, кроме ислама, не развивалась в последние десятилетия такими бурными темпами, непрерывно расширяя свой географический ареал. Сегодня ислам занимает доминирующие позиции в значительной части азиатского материка.

В последнее время много говорят о евроисламе, т.е. о стремительном расширении мусульманской общины европейских стран. Во Франции, например, мусульмане составляют почти 10% населения - около 6 миллионов человек. А в Германии численность турецкой общины за последние полвека выросла почти в 500 раз - от трех тысяч до трех миллионов. Если эти темпы роста сохранятся, то через четверть века половину населения Deutshland составят турки. В европейских странах действуют несколько тысяч мечетей и сотни мусульманских организаций.

В этой связи хочу обратить внимание на отличительную особенность ислама от других восточных религий. Конфуцианство и культура Китая, индуизм и культура народов Индии - это вертикальные цивилизации. Ислам и мусульманская культура - это горизонтальная цивилизация, как, впрочем, и христианская.

К сожалению, исламский мир, хотя и представляет единую мусульманскую цивилизацию, вступает в третье тысячелетие разорванным на крупные «островки», порою раздираемые политическими и экономическими, территориальными, этническими и другими противоречиями, нередко подогреваемыми извне. Международные организации мусульманских стран - ОИК и Лига арабских стран - пока не играют существенной роли при решении узловых международных проблем, в том числе касающихся развития самих мусульманских стран. Определенную надежду питает то, что в последние годы в мусульманском мире активизировались поиски новых геополитических устремлений и лидеров, способных возглавить мусульманский мир в условиях глобальных претензий одной сверхдержавы.

Еще один существенный момент. В последнее время много разговоров вокруг возможного столкновения двух мировых цивилизаций - мусульманской и христианской. Насколько реальна эта опасность, и как ее предотвратить? Эта концепция получила распространение на Западе, прежде всего в США. Суть ее заключается в том, что в постконфронтационную эру глобальная политика и международные отношения якобы приобретают межцивилизационную природу. Сторонники концепции внушают мировым лидерам, что «столкновение цивилизаций» неизбежно и уже в XXI веке оно может принять различные формы, в частности, «пограничного столкновения» — на линии между цивилизациями и «осевого столкновения» -между крупными державами различных цивилизаций с привлечением союзников, т.е. что-то наподобие третьей мировой войны.

При таком «межцивилизационном» раскладе сил в мире на первый план, естественно, выходят две крупнейшие современные цивилизации - христианская и мусульманская, которые, по мнению сторонников упомянутой концепции, в последние десятилетия постепенно теряют толерантность по отношению друг к
другу.

В этой связи хочу подчеркнуть, что вся история развития человечества, взаимопроникновение и взаимодействие разных цивилизаций как раз говорят о совершенно обратном - о мирном существовании великих религий и цивилизаций как на небольших территориях, так и на огромных пространствах. Поэтому речь нужно вести не о «столкновении цивилизаций», а о сотрудничестве между ними. Отрадно, что лидеры некоторых стран начинают понимать это, о чем, в частности, свидетельствует проведенный в начале 2008 года «межцивилизационный диалог» в Мадриде по инициативе глав правительств Турции и Испании. Еще раньше с трибуны ООН к этому призывал один из лидеров Ирана.
События конца XX начала XXI веков убедительно подтверждают мысль о том, что человечество находится на начальной стадии принципиально иной цивилизации. Она будет отличаться от нынешней в не меньшей степени, чем постиндустриальная цивилизация от предыдущего тысячелетия.

К великому сожалению, мир в эту цивилизацию вступает не всем семейством равномерно, а по частям и регионам и на разных уровнях развития. Если США и Япония являют собой прообраз и канун информационной цивилизации, то свыше сотни других стран весьма от нее далеки. И поэтому картина третьего тысячелетия будет выглядеть скорее как мозаика разнородных цивилизаций, цивилизаций разных уровней по всем параметрам политического и экономического, культурного и духовного развития.

На рубеже третьего тысячелетия человечество по-прежнему вынуждено заглядывать и определять ориентиры будущего в условиях обостряющихся глобальных проблем и угроз, что требует кардинального философского и политического переосмысления реалий во имя спасения мира новых цивилизационных измерений.

У мусульманского мира пока нет крупных ученых, которых можно было бы отнести к лидерам мировой науки в области точных или гуманитарных дисциплин. Вплоть до конца XX века выдающийся пакистанский физик профессор Абдус Салам оставался единственным мусульманским ученым, получившим Нобелевскую премию (1979 г.). Отрадно, что за последние годы получения этой самой престижной премии удостоились еще четыре мусульманских ученых в области химии, медицины, экономики и литературы. К сожалению, никто из них не присутствует на нашей конференции.

В заключение на рассмотрение этого высокого Форума академии наук мусульманского мира хочу внести одно конкретное предложение следующего характера. В связи с нарастанием в последние годы напряженности в различных регионах планеты, затрагивающих в том числе и жизненные интересы стран мусульманского мира, считал бы целесообразным участникам конференции выступить с инициативой создания постоянно действующего органа ученых Северного и Южного полушарий с целью рассмотрения наиболее актуальных международных проблем в интересах снятия напряженности в отношениях между государствами Юга и Севера наподобие Пагуошского движения ученых, сыгравшего огромную позитивную роль в поддержании мира между Востоком и Западом в годы холодной войны.

Ю. Н. Халиуллин,
член-корреспондент Международной
экономической академии Евразии,
профессиональный дипломат

журнал «Современный Ислам», № 2-3 февраль-март 2009 (1430) г.

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук