Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мир вокруг нас arrow Везде ничей, без места во вселенной

Везде ничей, без места во вселенной Печать E-mail
Тысячелетняя восточная поэма глазами современников

В одном из престижных лондонских издательств Global Oriental недавно вышла книга «The story of Joseph» («История Юсуфа») – английский перевод поэмы «Кисса-е-Юсуф» родоначальника татарской литературы Кол Гали (1183–1240), 800-летие со дня рождения которого отмечалось в 1983 году. Впервые шедевр раннего Средневековья общетюркской поэзии становится доступным для англоязычных читателей. Это означает, что отныне половина образованной части планеты при желании может познакомиться с этим замечательным произведением мировой культуры.
Обложки изданий поэмы История Юсуфа на языке оригинала и на английском.

Эта книга – итог сотрудничества команды из четырех человек во главе с Равилем Бухараевым, живущих в трех центрах европейского континента – в Лондоне, Санкт-Петербурге и Казани: поэт и философ Равиль Бухараев, переводчик и литературовед Фред Бик, художник из Санкт-Петербурга Азат Миннекаев и казанский ученый-языковед Нурмухаммет Хисамов. Шесть тысяч поэтических строк (точно – 5964) на современном английском языке, свыше сорока цветных иллюстраций по ходу повествования удивительным образом воссоздают перед современным читателем великолепные религиозно-литературные сюжеты давно минувших веков, которыми восхищались десятки поколений людей Востока и Запада.

«Наряду с гораздо более поздними евангельскими рассказами об Иисусе Христе повесть о Юсуфе может быть названа краеугольным камнем всей светской художественной литературы, какой мы знаем ее сегодня, – рассказывает Равиль Бухараев. – Помимо своей безусловной религиозной значимости житие Юсуфа обладает всеми признаками многогранного романа – множеством главных героев и второстепенных персонажей с описаниями их характеров и поступков, захватывающей любовной историей, широким историческим и географическим охватом, многими приключениями, испытаниями и переживаниями героев и, наконец, катарсисом счастливого конца, которому так рады были поколения слушателей и позднее читателей этого повествования».

Русскоязычный читатель может познакомиться с поэмой в переводе ленинградского востоковеда профессора С.Н.Иванова (1984), а лучшая транскрипция на современный татарский язык, на мой взгляд, осуществлена казанским филологом Хисамовым (1989). Меня, как востоковеда, когда-то занимавшегося в Пакистане переводами ряда стихотворений двух татарских классиков – Г.Тукая и М.Джалиля – на урду и английский языки, заинтриговали механизм и научные основы бухараевского перевода, работающего на стыке трех языков – русского, татарского и английского. Его философское кредо относительно поэзии переводов я, например, обнаружил среди «венков туманных сонетов», рожденных в Венеции весной 2000 года. В оригинале они написаны на английском языке. В авторском переложении на русский язык они звучат так:

Мне всё одно – что Запад,
что Восток.
Везде ничей, без места
во Вселенной,
Стою, как столб
в скрещении дорог:
Куда ни двинь – всё обзовут
изменой.

Обратимся теперь к размышлениям партнера по переводу к Фреду Бику. Вот как он описывает свою работу над переводом в кратком предисловии к книге «The story of Joseph» (привожу текст в переводе с английского языка):

«В оригинале это очень сильно рифмованное произведение. И вполне естественно, мой коллега добивался от меня создания рифмованной версии, скажем прямо – не без основания! Однако я считал невозможным передать на современном английском языке тысячи монотонных рифмованных строк и был даже очень близок к тому, чтобы отказаться от перевода. Но когда я стал более детально изучать отрывки оригинала поэмы, изложенные в английских подстрочниках Равиля Бухараева, вдруг понял, что структура и форма оригинала во многом напоминают великие образцы средневековой английской поэзии именно тех времен, когда создавалась «История Юсуфа». Я не историк-медиевист, но в свое время с большим интересом читал поэму Лэнгланда «Piers Рloughman» и произведение неизвестного средневекового поэта «Green Knight and Pearl». И я вспомнил, как они умело использовали чередования четырехстопной строфы с пятистопной порою даже со значительными отклонениями от классического силлабического размера».

«Читатели, хорошо знакомые с наукой сравнительного изучения религий, найдут в этой книге массу деталей и подробностей, относящихся к средневековому исламскому пониманию истории Иосифа Прекрасного в контексте мусульманско-иудейских богословских дебатов, – подчеркивает Равиль Бухараев. – Создатели книги выражают уверенность, что этот английский перевод относительно малоизвестной средневековой версии истории Иосифа Прекрасного будет особенно интересен для исследователей Священного Писания, а также для ученых, занимающихся литературой исламского мира и сравнительными религиозными исследованиями».

Равиль Бухараев, по существу, стал неофициальным посланником Татарстана в Лондоне, в статусе «добровольного изгнанника», как себя любил называть гениальный ирландский писатель Джеймс Джойс, творческая деятельность которого протекала в трех центрах континентальной Европы: в Триесте, Цюрихе и Париже. Вот что любопытно: все три всемирно известных романа Джойса, сделавшего переворот в мировой литературе XX века, были напичканы ирландскими, дублинскими сюжетами. Почти так же поступает Равиль. Как говорится, родина лучше видна издалека. Я испытал это на себе, поскольку почти 20 лет по долгу службы провел в странах Южной и Юго-Восточной Азии – от Джакарты до Катманду.

Находясь в Лондоне, Бухараеву удалось вывести татарскую поэзию на мировую арену. Он в содружестве с английским востоковедом Дэвидом Мэтьюсом в 2000 году издал на английском языке антологию татарской поэзии «Historical Anthology of Kazan Tatar Verse», куда вошли произведения более 50 поэтов – от Кул Гали до Фаннура Сафина.

Как воссоздать памятник высокой культуры давно минувших веков в первозданном виде на рельсах современного, чужого языка? Добиваясь при этом лексического и синтаксического единства. Перевести большую поэму с одного языка на другой равносильно созданию партитуры популярной симфонической музыки. Удачные переложения стиха – следование этой партитуре, понятной современному читателю и слушателю.

В случае с переводом «Истории Юсуфа», мне кажется, удалось достигнуть такой поэтической и музыкальной гармонии, которая, прямо скажем, под силу не многим. Здесь нужен сильный двуязычный тандем. Как мне говорил Равиль, он «перепробовал дарования» не менее десяти английских переводчиков – поэтов, филологов, лингвистов – прежде чем остановился на кандидатуре Фреда Бика, опытного литературоведа-критика, поэта и переводчика. Судя по всему, вся филологическая работа шла между переводчиками внутри текста с соблюдением тогдашних поэтических и исламских традиций и современных норм поэтической структуры.

Существенно и то, что у многоязычного поэта Равиля Бухараева в Москве и Казани, в Лондоне и Санкт-Петербурге, где в последние годы издавались его поэтические сборники, сложилась репутация автора, которого стоит читать как для философских размышлений, так и просто для эстетического наслаждения. Все это, на мой взгляд, и определило успех возвращения средневековой любовно-лирической и религиозно-исторической поэмы на авансцену XXI века, где шекспировские традиции утвердились на века.

Юлдуз Нуриевич Халиуллин - член-корреспондент Международной экономической академии Евразии, посланник в отставке. 

Опубликовано в Независимой Газете от 22.12.2010
Оригинал: http://www.ng.ru/science/2010-12-22/14_poem.html 

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук