Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мировой океан и Арктика arrow Арктика в ожидании полноценного менеджмента

Арктика в ожидании полноценного менеджмента Печать E-mail
Продолжаются поиски формулы глобальной политики в полярном регионе планеты

Проходивший недавно в Москве Международный форум «Арктика - территория диалога», в котором приняли участие свыше 300 ученых из 20 стран, получил заметное международное звучание. Ученые и специалисты-практики, включая дипломатов, в целом стремились акцентировать внимание участников на взаимоприемлемых научных принципах решения современных проблем Арктики.

Лагерь экспедиции Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН (ИОРАН) на дрейфующих льдах в приполюсном районе. Фото Сергея Писарева, ИОРАН
Мировое сообщество фактически приступило на стыке XX-XXI веков к разработке подходов к освоению и дележу богатейших ресурсов не только Арктики, но и всего Мирового океана. Немалая площадь - около 27 млн. кв. км континентального шельфа, практически уже поделена между морскими державами. Почти десятая часть досталась России. Сейчас на повестке дня вопрос о наращивании континентального шельфа с 200 до 350 миль, далее - раздел морских склонов, общая площадь которых составляет около 75 млн. кв. км (по оценкам академика РАН Александра Лисицына). Игра стоит свеч, тем более что, по мнению многих крупных океанологов, именно в этой части сосредоточены почти 70-75% минеральных и биологических ресурсов Мирового океана.

На форуме, на мой взгляд, был зарегистрирован определенный консенсус по оценке нынешнего положения дел в Арктике. О чем идет речь.

Потепление климата в Арктике почти в два раза превышает среднемировую норму. За последние 30 лет площадь арктического льда уменьшилась примерно на 10-15%. Имеется даже вероятность того, что к концу нынешнего века арктические льды могут окончательного растаять.

Ключевой вывод американских и канадских ученых: к середине нынешнего века под воздействием изменения климата в Арктике сокращение морских льдов приведет к значительному расширению морского судоходства. По их мнению, вырисовываются четыре предполагаемых сценария:

  • Арктическая гонка (высокий спрос и нестабильность власти приводят к чрезмерной и безответственной эксплуатации богатых ресурсов Арктики);
  • Арктическая сага (высокий спрос в условиях стабильности власти обусловливает здоровые темпы развития при сохранении арктических экосистем и культуры);
  • Заброшенный регион (низкий спрос и нестабильность власти несут Арктике мрачное будущее слаборазвитого региона);
  • Полярный заповедник (низкий спрос в условиях стабильности власти приведет к медленному развитию региона и организации здесь экологического заповедника с закрытыми для судоходства зонами).

По оценкам американских и российских ученых, в Арктическом регионе сосредоточены десятки миллиардов тонн нефти и триллионы кубических метров природного газа. Прогнозируются и частично уже разведаны запасы золота и платиновых металлов, хрома, марганца, никеля, вермикулита, сурьмы, олова, кобальта, вольфрама, ртути... Смещение центров разработки стратегического сырья в арктические и приарктические зоны к середине века - вполне реальная перспектива.

Прогнозируемый рост добычи, переработки и транспортировки углеводородного и минерального сырья может сопровождаться появлением мощных источников техногенного загрязнения окружающей среды Арктики, особенно при работах на континентальном шельфе нанести непоправимый ущерб экологической обстановке.

Все спорные вопросы относительно национальной принадлежности континентального шельфа и его внешних границ должны быть урегулированы на основе научных данных в соответствии с нормами Международной Конвенции 1982 года и соответствующей Комиссии ООН.

Что касается России, то необходимо подчеркнуть, что Арктическую зону, составляющую почти одну треть всей территории страны, она уже сейчас интенсивно эксплуатирует. В Арктической зоне, где проживают менее 3 млн. населения (1,5%), производится 12% ВВП, в том числе 20% нефти и 75% газа, что и обеспечивает почти 25% всего объема экспорта нашей страны.

«Арктика для нас все». Это лаконичное выражение принадлежит председателю попечительского совета Русского географического общества Владимиру Путину. Выступая на форуме с заключительной речью, Путин подчеркнул, что «в Арктике пересекаются серьезные геополитические и экономические интересы, которые должны быть решены в духе партнерства путем переговоров на основе действующих международных правовых норм».

Свидетельство тому - заключение в минувшем сентябре (как раз накануне форума) российско-норвежского Договора о делимитации границ в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Этот документ положил конец спору, длившемуся почти полвека. В настоящее время Россия ведет интенсивные переговоры с Канадой по аналогичным вопросам. Недаром министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в текущем году восемь раз встречался со своим канадским партнером, где в центре внимания были именно арктические проблемы.

Один из лучших докладов на форуме, на мой взгляд, сделал американский ученый Билл Эйхенбаум, управляющий директор по охране морской природы (США) - «Природное наследие Арктики в национальной и глобальной политике». Эйхенбаум прямо заявил, что в настоящее время в Арктике практически не просматривается сколько-нибудь эффективного и полноценного менеджмента как в национальном, так и международном плане. Если в ближайшее время нам не удастся преодолеть практическое отсутствие глобального менеджмента, то Арктику ожидают худшие времена. Впрочем, добавил докладчик, в России в этом направлении кое-что сделано, и здесь она впереди других.

В связи с этим я задал американскому эксперту вопрос: как он относится к возможности разработки и заключения Международного соглашения между пятью арктическими державами по всем основным аспектам Арктики. Ответ американского ученого был позитивным, хотя вряд ли официальный Вашингтон пойдет на такой шаг.

Как известно, в международной практике под Арктикой понимают часть земного шара, центром которой является Северный географический полюс, а окраинной границей считается Северный полярный круг. В отличие от Антарктики и Южного полюса, всеобъемлющего международного соглашения, регулирующего статус Арктической зоны, не существует. Фрагментарно правовой режим Арктики определяется национальным законодательством арктических стран и известными положениями Международной морской конвенции 1982 года. Возможно, и этим отчасти объясняется тот факт, что на столь представительном форуме руководители ведущих нефтегазовых компаний отсутствовали.

Жилая (она же лабораторная) палатка сезонного ледового дрейфующего лагеря Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН. Фото Сергея Писарева, ИОРАН
Единственным исключением стало трехминутное выступление вице-президента ОАО «ЛУКОЙЛ» Владимира Муляка. Оно было посвящено видеоиллюстрации бездействующего нефтяного терминала весом около 12 тыс. тонн, построенного компанией «ЛУКОЙЛ» на северном континентальном шельфе в 20 км от берега. Своеобразный знаковый «объект», устремленный в будущее.

Очевидно, что без создания мощного консорциума ведущих российских нефтегазовых компаний с участием государственных структур бессмысленно вести какой-либо разговор об освоении богатейших месторождений углеводородного сырья континентального шельфа, не говоря уже о разработке морских склонов, находящихся на глубине 3-4 км.

Кстати, именно об этом говорил на форуме один из ведущих специалистов по морской геологии член-корреспондент Российской академии наук Леопольд Лобковский (ИО РАН): «Если освоение российского шельфа Арктической зоны будет идти нынешними темпами и без применения новейших технологий, то для освоения нашего арктического шельфа потребуется почти 120 лет». По его оценкам, лишь в шести западных нефтегазовых провинциях российской арктической части Арктики разведанные запасы нефти составляют не менее 40 млрд. тонн, а ресурсы природного газа - около 10 трлн. куб. м.

В заключение несколько слов о геополитических инициативах нашей страны и о том, почему они слабо воспринимаются международным сообществом. Недавняя, казалось бы, важная инициатива РФ о создании новой системы европейской безопасности, по существу, была проигнорирована европейским конгломератом 27 стран. Причина - на поверхности. Европейский союз с некоторых пор открыто претендует на второе место после США в неофициальной иерархии мировых держав. США и ЕС не прочь вытолкнуть Россию и Китай со второго на третий уровень иерархии, ближе к таким региональным центрам, как Япония и Индия в Азии или Бразилия на Американском континенте.

Арктика в этих условиях становится для нас как раз знаковой зоной, где мы, еще напрягая свои политические и военные силы, научные и экономические мускулы, проявляя последовательную активность, можем держать инициативу в своих руках. И стоящие перед нами задачи выглядят весьма решаемыми. Если в ближайшие полтора-два года мы сможем договориться с Оттавой и Вашингтоном относительно сфер «влияния» в пограничных зонах Арктики, то мы с уверенностью можем пойти уже к 2013 году в Комиссию ООН по закреплению нашей части арктического континентального шельфа.
Более крупный, глобальный шаг - привлечение всех участников Арктического подворья (Россия, США, Канада, Норвегия, Дания) к разработке приемлемого для всех международного соглашения по Арктике. К этому документу могли бы присоединиться другие северные, европейские и азиатские страны с привлечением структур ООН.

Юлдуз Халиуллин, помощник директора
Института океанологии им.П.П.Ширшова РАН.

Опубликовано в Независимой Газете от 27.10.2010
Оригинал: http://www.ng.ru/science/2010-10-27/11_arctic.html

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук