Юлдуз Халиуллин
Научная публицистика
Главная arrow Мировой океан и Арктика arrow ГЛОБАЛЬНЫЕ ЦЕНТРЫ ВОСТОКА И МИРОВОЙ ОКЕАН

ГЛОБАЛЬНЫЕ ЦЕНТРЫ ВОСТОКА И МИРОВОЙ ОКЕАН Печать E-mail
Геополитический фактор. Общеизвестно, 72% нашей планеты занимает Мировой океан, к фундаментальному изучению которого человечество только приступает. В то же время мы вплотную подошли к острой необходимости прикладных исследований континентального шельфа и морских склонов Мирового океана – на что нас толкают потребности современной энергетики.

Для наглядности приведу оценочные данные нефтегазоносности Мирового океана, впервые обнародованные на совещании в Институте океанологии им.П.П.Ширшова РАН академиком А.Конторовичем из Сибирского отделения РАН:
Тихий океан – 10 млрд.тонн нефти и около 25 трлн.куб.м газа; Атлантический океан – 40 млрд.тонн нефти и 65 трлн.куб.м газа; Индийский океан – 40 млрд.тонн нефти и 70 трлн.куб.м газа; Северный Ледовитый океан – 90 млрд.тонн нефти и около 250 трлн.куб.м газа .

Все эти цифры весьма внушительны, и, что немаловажно, 50% океанской нефти и почти 70% газа находится именно в Арктике. Причем эти данные являются минимально оценочными и не включают огромные запасы газогидратов на просторах Мирового океана.

Если к этим колоссальным энергетическим ресурсам добавить факторы геополитической безопасности, то многополярный мир становится для нас во много приполярным миром. Я имею в виду то обстоятельство, что по Северному Ледовитому океану, по дальневосточным морям проходит более 20 тысяч километров границы России. Обширные пространства Норвежского, Гренландского, Баренцева, Карского морей делают всю страну открытой для «томагавков» - крылатых ракет, которые находятся на американских подводных лодках. Каждая такая подводная лодка несет 12 ракет. Я уже не говорю о ракетно-космическом значении этого района с точки зрения обеспечения безопасности нашей страны.

Арктика на наших глазах становится особым геополитическим объектом многополярного мира, лакомым куском энергетических схваток мировой политики, прежде всего приполярных – США, России, Канады, Норвегии и Дании. И не только. Нефтегазовые и другие минеральные ресурсы Арктики привлекают пристальное внимание других ведущих держав Евразийского суперконтинента – Германии и Англии, Китая и Японии, Индии и даже богатых нефтью арабских стран.

По последним оценкам западных экспертов, стоимость всех основных видов полезных ископаемых России составляет около 30 триллионов долларов. А США – около 10 триллионов долларов. Но что важно, 75% разведанных полезных ископаемых нашей страны находится на Севере России. На шельфах и морских склонах Баренцева и Карского морей – около 60-70 миллиардов тонн условных углеводородных запасов, включая газ. В этом – значение Арктики для России, да и для всего мира. Я уже не говорю о том, что 100% разведанных запасов по никелю, кобальту, танталу, олову, ниобию и редкоземельным металлам – все находится на Севере России. Это абсолютно важный элемент любой государственной политики.

Освоение и расширение континентального шельфа и склонов Мирового океана становится крупнейшей геополитической проблемой современных международных отношений. В этой связи хочу подчеркнуть, что Морская конвенция ООН 1982 года – достаточно хорошо разработанный унифицированный кодекс международно-правовых норм по использованию и освоению океанских пространств. К началу XXI века Конвенция ,по существу, обеспечила мирный раздел континентального шельфа прибрежных государств с общей площадью около 30 миллионов квадратных километров, из них около 3 миллионов кв.км отошло России. В настоящее время специальная комиссия при ООН занимается рассмотрением наиболее актуальной проблематики – по расширению континентального шельфа, т.е. исключительной экономической зоны от нынешних 200 миль до 350 миль.

В перспективе этот вопрос может приобрести еще большую актуальность, поскольку мировое сообщество вплотную приблизилось к разделу более сложных по своим параметрам склонов Мирового океана и их подножия, где сосредоточены как громадные биоресурсы Мирового океана, так и залежи десятков и сотен миллиардов тонн углеводородного сырья и других минеральных ресурсов. По оценкам ученых ИО РАН, в частности, академика А.П.Лисицына, крупнейшего специалиста морской геологии с мировым именем, речь идет о территориях порядка 70-75 миллионов квадратных километров, что в два раза превышает общую площадь континентального шельфа.

В начале ХХ века в Лондоне говорили, что кто владеет Мировым океаном, тот владеет всем миром. Позже, в 1960-1980 годах в Мировом океане «на равных правах» конкурировали и господствовали две сверхдержавы – США и СССР. По трем основным направлениям американские и советские военные корабли и подводные лодки с ядерными зарядами доминировали почти во всех стратегических точках Мирового океана – «следили друг за другом». После распада СССР все это рухнуло, и Россия оказалась «оторванной» от Мирового океана.

Что касается России, то необходимо подчеркнуть, что Арктическую зону, составляющую почти одну треть всей территории страны, она уже сейчас интенсивно эксплуатирует. В Арктической зоне, где проживает менее 3 млн. населения (1,5%), производится почти 15% ВВП, в том числе 20% нефти и 75% газа, что и обеспечивает почти 25% всего объема экспорта нашей страны. «Арктика для нас все». Это лаконичное выражение принадлежит председателю попечительского совета Русского географического общества Владимиру Путину. «Русский треугольник» в Арктике, о котором сейчас на все лады говорят – территория, охватывающая 1 млн.200 тысяч квадратных километров Ледовитого океана, за которое нам придется бороться в течение предстоящих десяти лет, причем на всех фронтах, прежде всего в Арктическом совете, куда наряду с пятью арктическими странами входят около 20 неарктических стран. Наиболее активные из них – Германия, Япония, Китай и Индия.
Как известно, 12 мая 2011 года в столице Гренландии Нууке (20 тыс. жителей) в рамках заседания Арктического совета восьми стран было подписано первое международное соглашение о необходимости использования экономического системного похода к управлению природными ресурсами Арктики. Крупные экологи ряда стран – России и США, Канады и Норвегии в этой связи обратились к участникам встречи с предложением ввести мороторий на морское бурение в Арктике, что вряд ли будет соблюдаться нефтяными олигархами.

Все три глобальных Центра Востока – Китай, Япония и Индия в последнее время очень четко выразили свое трансарктическое устремление, понимание того, что «Арктика – это центр, который выходит во все океаны, где имеются несметные богатства углеводорода, основного энергетического компонента ХХI века». Появился термин «холодное дыхание» большой арктической войны, потому что мы проходим «пик нефти». Ученые делают попытку создать транснациональную модель арктического управления в XXI веке. Пока это не удается.

Очень коротко и схематично на тему «Арктика – Китай», «Арктика – Япония» и «Арктика – Индия».
У Китая есть специальный административный орган «Chinese Arctic and Antarctic Administration». Китай хочет стать членом Арктического Совета в статусе постоянного наблюдателя. Китайский ледокол «Сюелун» («Снежный дракон») украинского происхождения впервые прошел Северный морской путь. Совершено пять экспедиций в Арктику. Строится собственный ледокол с водоизмещение 8000 тонн, который спустится в 2014 году. Китай хочет участвовать в создании «Северного шелкового пути» среди «царства льдов». Это означает сокращение расстояния между Америкой и Азией примерно на 7000 километров.

Япония активно подключилась к научным исследованиям в Арктике. Ледокол «Шираза» (11600 тонн водоизмещение) с вертолетами на борту для ледовой разведки в 2011 и 2012 годах провел несколько экспедиций в Арктику с участием российского ученого на борту доктора Сергея Писарева, который был поражен тем, что японцы примерно трехкратно дублируют свои арктические измерения новейшими лабораторными приборами на борту судна. И вот результат: динамика таяния льдов в Арктике летом 2012 года составила порядка 100000 кв.километров в день.

Если эта тенденция сохранится в ближайшие годы, то к 2016 году Арктика полностью очистится ото льдов. Там возникнет совершенно другая стратегическая обстановка – океанский маршрут без ледоколов.

Арктика – Индия. Пока у Индии нет своих ледоколов, но она стремится в Арктику и сделала заявку на участие в российских разработках континентального шельфа в Арктике, и проявляет готовность участвовать в освоении любого из 12 участков шельфа (общая стоимость освоения порядка 300-400 млрд.долларов).

Глобальный треугольник «Вашингтон-Брюссель-Пекин»

На пороге третьего тысячелетия на политической карте мира произошли тектонические изменения: распад СССР и исчезновение социалистического лагеря, превращение США в единственную сверхдержаву. Каково место Востока, в частности, Евразии в этой новой системе международных отношений? По двум-трем основным параметрам: людские ресурсы, экономика, военно-политическая позиция.

С точки зрения распределения людских ресурсов – главного богатства любого государства – современная международная система не имеет аналогов в мировой истории. Она крайне разобщена и отличается чрезвычайной неравномерностью. Судите сами: из двухсот государств, составляющих международное сообщество, население 93 стран не достигает даже 10 миллионов человек (Москва или пол-Шанхая). По существу, половина стран – членов ООН представляет собою мини-государства, не способные самостоятельно обеспечить свою политическую и экономическую безопасность, гуманитарные права и культурное наследство.

В то же время рядом такие азиатские гиганты, как Китай (1,4 миллиарда человек) и Индия (1,1 миллиарда человек). Это означает, что каждый пятый человек на земле – китаец, а каждый шестой – гражданин Индии. Обе эти страны входят в первую десятку промышленных держав и обладают ракетно-ядерным оружием.

Возьмем другой важнейший параметр – экономический потенциал. По самым скромным подсчетам, половина мировой экономики сегодня находится в орбите глобального треугольника «США – ЕС – Китай». Это как раз первый эшелон мировой политики, страны БРИКС составляют второй эшелон, Китай и Япония как самостоятельные субъекты как бы находятся между ними. По оценкам Всемирного Банка в начале XXI века (точнее, в 2001 году) совокупный внутренний валовый продукт (ВВП) всех стран мира составил примерно 50 триллионов долларов. Из них 30 триллионов долларов, т.е. 60% мировой экономики, приходилось на десять ведущих стран в такой последовательности: США -10 триллионов долларов, Китай – 5 триллионов долларов, Япония – 3,5 триллиона долларов, далее Германия и Индия по 2 триллиона долларов, затем еще пять стран – Франция, Италия, Англия, Россия и Бразилия (с ВВП порядка 1-1,5 триллиона долларов). Нетрудно вычислить, что совокупный объем ВВП трех стран – США. Китая и Японии равняется совокупному объему ВВП остальных 200 стран, не вошедших в упомянутую первую десятку.

По этим данным можно судить и о военно-политическом потенциале ведущих стран мира. Единственно исключение в этом смысле, пожалуй, составляет Россия, которая по своему военному потенциалу продолжает числиться на втором месте после США.

Что касается Евразии, то этот суперконтинент занимает осевое положения в геополитической плоскости современного мира. Здесь живет 75% населения планеты, на долю Евразии приходится 60% мирового валового продукта. Существенно и то, что в ее азиатской части сосредоточено 70% известных мировых энергетических запасов. А это означает, что «золотой миллиард» развитых стран в значительной мере зависит от «энергетической подпитки» - поставок нефти и газа из стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока. Азиатская часть Евразии и без европейского континента постепенно выдвигается на передний план мировой экономики, и опять главную роль здесь играют Китай и Индия. По прогнозам экспертов ООН к 2020 году Китай перегонит США по общему объему ВВП и превратится в новую сверхдержаву, сопоставимую по своим возможностям с США. Пока никто не знает, в каком направлении и как Китай использует растущую мощь единственного в мире суперэтноса.

В ближайшее десятилетие Индия тоже приблизится к статусу сверхдержавы и станет крупным центром мировой экономики, способным соперничать с Китаем и Японией на всем протяжении Индийского океана, омывающего берега четырех континентом. К тому же в середине XXI века Индия обгонит Китай по людским ресурсам и станет самой населенной страной в мире (более 1,6 миллиарда человек).

Геополитики говорят о своеобразном ренессансе азиатской цивилизации, а политологами давно выдвинут тезис о том, что XXI век станет азиатско-тихоокеанским веком.

Извечный вопрос ориенталистов и западников: каково место исламского мира в этом политическом калейдоскопе будущего?
Огромный исламский мир, который американские политологи и русские радикалы называют «наследниками халифатской империи», становится важным фактором азиатской и мировой политики. Общая численность исповедующих ислам превысила миллиард человек, т.е. каждый седьмой человек на Земле является мусульманином. По территориальной распространенности и охвату различных рас и наций ислам сопоставим лишь с христианством. Ни одна другая религия не развивалась такими бурными темпами, непрерывно расширяя свой географический араел.

К сожалению, исламский мир, хотя и представляет собой единую цивилизацию, вступает в третье тысячелетие разорванным на крупные «островки», раздираемые политическими, экономическими, этническими и другими противоречиями, нередко подогреваемыми извне. Об этом, в частности, свидетельствуют события вокруг «арабской весны», фактически вызвавшие «холодную войну» между Западом и Востоком». Некоторые западные политологи в этой связи поговаривают даже о зачатках прямого столкновения двух мировых цивилизаций – мусульманской и христианской.

Я написал полдюжины статей в московских и казанских СМИ под девизом «столкновения цивилизаций» не будет. Однако, в последнее время со стороны радикальных сил как Запада, так и Востока предпринимаются провокационные акции в этом направлении, что нужно немедленно обуздать. При таком «межцивилизационном раскладе сил в мире речь нужно вести, безусловно не о «столкновении цивилизаций» а о сотрудничестве между ними.

События конца ХХ – начала XXI века убедительно подтверждают мысль о том, что человечество находится на начальной стадии принципиально иной цивилизации. Она будет отличаться от нынешней в не меньшей степени, чем постиндустриальная цивилизация от предыдущего тысячелетия.

К великому сожалению, мир в эту цивилизацию вступает не всем семейство равномерно, а по частям и регионам и на различных уровнях развития. Если США и Япония являют собой пообраз и канун информационной цивилизации, то свыше сотни других стран весьма от нее далеки. И поэтому картина тысячелетия будет выглядеть скорее как мозаика разнородных цивилизаций, цивилизаций разных уровней по всем параметрам политического и экономического, культурного и духовного развития. Определение ориентиров будущего в условиях обостряющихся глобальных проблем и угроз требует кардинального философского и политического переосмысления реалий во имя спасения мира новых цивилизационных измерений.

Юлдуз Халиуллин,
Член.-корр. Международной Экономической Академии Евразии

Выступления на VIII съезде востоковедов России в Казани 26 и 27 сентября 2012
на секциях экономики и политологии

 
« Пред.   След. »
proz_100x20.jpg
Похожие материалы
proz_100x20.jpg

 
 
Rambler's Top100 Российская академия наук